Любые места на любые спектакли!
балет Дон Кихот в Большом театре

билеты на балет «Дон Кихот» в большом театре

Московский сотовый телефон: Контактный номер телефона, позвонив по которому вы можете заказать доставку билетов на балет "Дон Кихот" звонить с 9 до 21 ч.
Билеты на "Дон Кихот" :: Основная сцена :: Новая сцена :: Купить! :: Себе или своим

 

Балет «Дон Кихот» в Пермском театре оперы и балета им. П.И. Чайковского

 

Балет «Дон Кихот» в Пермском театре оперы и балета

Мир балета заинтересовался шедевром Сервантеса в первой половине XVIII века. Многие хореографы использовали этот сюжет. Но бесспорно, самая значительная – версия Мариуса Петипа. Великий мэтр, определивший судьбы романтического танца в России, разработал два варианта балета “Дон Кихот”: первый – с прологом, в 4 актах и 8 сценах – был создан для Большого театра в Москве в 1869 году, а второй – в пяти актах и одиннадцати сценах – для Мариинского театра в Петербурге: в этом грандиозном спектакле были и “белый акт” с его строгой симметрией, и знаменитое финальное па де де. Новую редакцию балета “Дон Кихот” ставит в Большом театре Александр Горский в 1900 году. Он ищет в спектакле драматическую выразительность и характерность образов. В 1940 году коллектив Большого театра пересматривает постановку балета, стремясь сохранить все то ценное и высокохудожественное, что привлекло в спектакле Горского, и усилить сюжетно-драматическую линию балета.

“Дон Кихот” Л. Минкуса поставлен в Англии, Японии. Швейцарии, Австралии. В 1966 году Рудольф Нуреев, взяв за основу классическую версию и частично изменив либретто Петипа, поставил “Дон Кихот” в Венской Опере. Он использовал в балете музыку Минкуса в новой, довольно темпераментной аранжировке Джона Ланчбери.

Пермские зрители увидели балет “Дон Кихот” в годы войны в исполнении артистов Ленинградского театра им. Кирова (Мариинский театр), эвакуированного на Урал. Свой вариант балета поставил в 1946 году на пермской сцене балетмейстер Г. Язвинский, позднее в 1967 году любители балета в Прикамье познакомились с другой редакцией спектакля, созданной М. Газиевым и Н.Азариным-Мессерером.

Пермский балет участвовал в праздновании 425-летия со дня рождения Мигеля де Сервантеса, которое отмечалось в столице Мексики в 1972 году. Возобновление балета, восходящее к версии Большого театра, было осуществлено в 80-е годы прошлого столетия.

Обновленная редакция популярнейшего балета, премьера которой состоялась в Москве в 1999 году, перенесена на пермскую сцену Юлианой Малхасянц.

Балет Л. Минкуса “Дон Кихот” с его наивным сюжетом трудно сопоставить с бессмертным творением М. Сервантеса – этой величайшей, по словам Гейне, сатирой на человеческую восторженность. Слишком внешними признаками исчерпываются в балете характеристики и самого рыцаря печального образа и его добродушного оруженосца. Авторы балета и не ставили себе целью раскрыть философскую глубину романа великого испанского писателя.

Однако балет “Дон Кихот”, лишенный, по существу, стройного развития сюжета, психологически углубленных образов и волнующих чувств, пользуется неизменным признанием и любовью самого взыскательного зрителя.

В чем же секрет успеха и долголетия этого балета? Стихия танца... Вот в чем сила и завораживающая прелесть “Дон Кихота”, причина долгой жизни этого вечно молодого балета. Парад танцев — искрометных, красочных, виртуозных, с великолепной щедростью рассыпанных по спектаклю во всем блеске и красоте – более всего привлекает в “Дон Кихоте”. Танец служит естественным выражением действия, происходящего на сцене. Герои балета – не просто исполнители многочисленных танцевальных номеров, они живут в танце, выражают ими свои мысли и чувства.

Стиль этого балета во многом определяет музыка Л. Минкуса, которую привыкли считать ординарной, не выходящей за пределы традиционного аккомпанемента танцу. Действительно, партитура “Дон Кихота” не обладает ни богатством красок глазуновской “Раймонды”, ни проникновенным лиризмом “Лебединого озера” Чайковского. Мы не найдем в ней симфоничности, углубленности, то есть тех качеств, которые отличают лучшие балетные партитуры. Но она необычайно танцевальна, ритмически богата и тем самым помогает танцу приобрести необходимые эмоциональность и образность. Музыка “Дон Кихота” обладает динамикой, необходимой для комедийного спектакля, в ней – темперамент, мелодичность и тот веселый азарт, который свойствен испанским мелодиям, – они и аккомпанемент и импульс для танца.

Действие “Дон Кихота” – только повод принять приглашение участвовать в ритуале поклонения танцу, молодости, красоте, веселью. Никто не огорчается тем, что главные герои балета – с детства знакомые каждому Дон Кихот и Санчо Панса – в течение всего спектакля лишь расхаживают среди шумного, танцующего “фона”, составляющего основную причину воодушевления зрителей.

Подлинными героями балета становятся веселая Китри и её друг Базиль, уличная танцовщица и бесстрашный тореадор, подруги Китри и другие участники бесхитростных шалостей прелестной дочери трактирщика и ее возлюбленного.

Несмотря на то, что многие постановщики балета стремились выдвинуть образ Дон Кихота на первый план, это никогда им полностью не удавалось, потому что лишенная глубокого содержания роль эта не может стать действенной. Она служит в спектакле своеобразной внутренней пружиной для развития интриги. Бравурная партия Китри увлекает нас гораздо сильнее, чем трагикомические приключения незадачливого рыцаря печального образа.

На фоне стремительного вихря движений блестящей балерины, безудержно кружащейся волчком, и мужественного и “воздушного” ее партнера, Дон Кихот может показаться стариком в ржавых доспехах, но в действительности именно его образ рождает мечты, невероятные сражения и милую иронию, которыми проникнут этот балет.

Интервью с заслуженной артисткой России Юлианой Малхасянц:

“Характерный танец – это достояние русского балетного театра и русской балетной школы. Нигде в мире этим жанром не владеют настолько хорошо, как в России. Как и классический балет, это та самая наша национальная сценическая гордость, которая продолжает покорять по сей день все страны мира. “Дон Кихот” – это спектакль, поставленный на базе характерного танца, в нём огромное количество массовых, ансамблевых характерных танцев и очень ярких, индивидуальных сольных – и мужских, и женских.

“Дон Кихот” неслучайно считается московским спектаклем – так ярко, органично он “прижился” в столице. Может быть, этому способствовал стиль исполнения – возможность импровизировать, несколько уйти от жёсткого академизма положения ног и рук, которые приняты в академической балетной школе. Сейчас мы имеем возможность видеть, как танцуют в мире подлинные испанские танцы и, конечно, нельзя танцевать в стиле 50-х годов, когда мы сами себе придумывали исполнение испанских танцев. Мы сейчас уже не имеем права танцевать их в русской манере, надо знать разницу между русской дробью и испанской сапатеадой: одна делается с воздуха, а другая бьётся в пол. Эти нюансы, я вижу, хорошо понимают пермские артисты. Я стараюсь при возобновлении вашего спектакля привнести некоторую живость, новый, отличный от прежнего, исполнительский стиль.

Я не меняла ни концепции, ни либретто спектакля – это шедевр, наше бесценное наследие, но поменяла все характерные танцы. Со времени Сергея Кореня, который первый станцевал в таверне сольную вариацию Тореадора, каждый новый исполнитель Большого театра привносил в рисунок этого номера свои, новые движения. Хотя никто не умаляет достоинств С. Кореня, он был гениальный 40 лет назад, но его манера исполнения, его технический арсенал был другой. Сам автор хореографии цыганского танца Касьян Голейзовский, когда вводил в спектакль пять новых исполнительниц, с каждой работал индивидуально, для каждой менял хореографию. Одна балерина была невысокого роста, но с огромными шикарными глазами, и он всё строил на этих роскошных глазах. Другая была вся “изломанная”, с длинными как плети руками, и он менял стилистику номера под неё. Для исполнительницы с природной наивной внешностью искал другие краски, он делал из неё девочку обиженную. И он был прав, когда в собственном номере искал для каждой актрисы индивидуальные черты. И сейчас мы с пермскими исполнителями работаем тоже индивидуально. Важно не догматическое соблюдение каких-то па, которые они помнят, исполняя уже много лет: намного дороже, когда танцовщик ощущает, что каждый жест на сцене – его, а не чужой, “с чужого плеча”. Вот в этом наша задача обновления спектакля.

Я родилась в Перми, но, когда мне исполнилось 11 месяцев, мои родители – балетные артисты Нина Кондратьева и Геннадий Малхасянц – увезли меня из города. Четыре года назад, когда моему отцу вручали диплом “Лучшему характерному танцовщику XX столетия”, и для моих родителей, которые окончили Пермское хореографическое училище, безусловно, это было колоссальное событие, я, конечно, приехала в Пермь, на праздничный концерт танцевать в честь папы. Но я никогда не думала, что буду работать с пермской труппой. Хотя я знаю этот уникальный театр давно, всё моё детство прошло в ауре рассказов о нём, мама училась у Екатерины Гейденрейх и Нинель Сильванович, папа – у Юлия Плахта. Характерному танцу оба учились у Ксении Андреевны Есауловой. Для меня все эти фамилии родные. Я училась читать по программкам пермских спектаклей. В квартире висели огромные портреты, театральные афиши: папа в “Береге надежды”, в “Раймонде”, в “Баядерке”…

Пермский театр – это родной театр для нашей семьи, здесь сложились судьбы моих родителей, начало их творческого пути. Я знаю как танцевал отец не только по рассказам, фотографиям и сохранившимся чёрно-белым киноплёнкам. Детскими глазами я ещё застала его выступления на сцене. И понимаю, что в работе невольно копирую Геннадия Малхасянца, его жесты. Отец сыграл в моей жизни огромную, неоценимую роль. Я вела очень активную концертную деятельность, много ездила по антрепризам, и папа для меня ставил много номеров, не только характерных. Он не только блистательный исполнитель характерного танца, но и прекрасный балетмейстер и педагог. До сих пор перед каждым моим спектаклем, которые я танцую по 20 лет, папа непременно репетирует со мной. Конечно, я ему благодарна, и благодарна его замечательным учителям. И отец, и мой дядя Пётр Малхасянц, всегда говорят, что обязаны пермской школе, ее педагогам и, конечно, К.А. Есауловой, которая научила их всему и давала возможность проявить собственную индивидуальность. А сейчас я приехала учить ваших молодых актёров танцевать характерные танцы. Вот так замыкается круг...”

Краткое содержание

ПРОЛОГ

Дон-Кихот, отправляется в странствие на поиски рыцарских приключений. Оруженосцем он назначает преданного ему Санчо Панса, человека трезвого и к мечтаниям не склонного.

Действие первое

На площади Барселоны праздничное оживление. Дочь трактирщика Китри любезничает с влюбленным в нее цирюльником Базилем. Отец Китри, Лоренцо, увидев их вместе, прогоняет Базиля. Он хочет выдать дочь за богатого дворянина Гамаша. Цирюльник ей не пара, но Китри наотрез отказывается подчиниться воле отца.

В разгар веселья на площадь въезжает Дон Кихот со своим оруженосцем Санчо Панса. Увидев трактирщика, Дон Кихот решает, что это владелец рыцарского замка, и почтительно приветствует его. Трактирщик отвечает Дон Кихоту тем же и приглашает его к себе. Санчо Панса остается на площади. Но когда молодежь пытается подшутить над ним, Дон Кихот спешит на помощь своему оруженосцу.

Увидев Китри, он принимает ее за прекрасную Дульцинею, которая явилась ему в мечтах и которую он избрал “дамой своего сердца”.

Но Китри уже нет. Она убежала с Базилем. Лоренцо, Гамаш и Дон Кихот отправляются ее разыскивать.

Действие второе

Картина первая. Китри и Базиль скрываются в таверне. Преследователи находят их здесь и трактирщик хочет немедленно объявить о помолвке Китри с Гамашем. Но Базиль, по уговору с Китри, разыгрывает сцену самоубийства. Дон Кихот в благородном негодовании упрекает трактирщика в жесткосердии и, угрожая оружием, заставляет его согласиться на брак дочери с цирюльником. Базиль вскакивает. Ему уже ни к чему притворяться мертвым.

Картина вторая. На поляне, около мельницы, раскинулся цыганский табор. Старый цыган приглашает Дон Кихота посмотреть танец. Дон Кихот взволнованно следит за движениями цыганок и, забывшись, принимает за врага ветряную мельницу и бросается к ней, чтобы с оружием в руках защитить обиженных, но крыло мельницы опрокидывает идальго на землю.

Картина третья. Густой лес. Санчо ведет израненного Дон Кихота. Он укладывает его спать. Дон Кихоту снится царство дриад, в котором амур показывает ему Дульцинею – даму его сердца.

Сон Дон Кихота нарушается звуками охотничьих рогов. Герцог и герцогиня охотятся в этом лесу. Они приглашают странствующего рыцаря к себе в замок на праздник.

Действие третье

Замок герцога. Все готово к торжественному приему “странствующего рыцаря”. Церемониймейстер вводит Китри и Базиля. Дон Кихота и Санчо Панса просят занять почетные места. Начинается празднество, на котором Китри и Базиль танцуют вместе, а приглашенные - испанский танец фанданго.

Источник: Пермский театр оперы и балета им. П.И. Чайковского

Билеты на "Дон Кихот"; :: Основная сцена :: Новая сцена :: Купить! :: Себе или своим
  Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru  
Copyright © 2006 – 2014 ЧА «Дон Кихот»