Любые места на любые спектакли!
балет Дон Кихот в Большом театре

билеты на балет «Дон Кихот» в большом театре

Московский сотовый телефон: Контактный номер телефона, позвонив по которому вы можете заказать доставку билетов на балет "Дон Кихот" звонить с 9 до 21 ч.
Билеты на "Дон Кихот" :: Основная сцена :: Новая сцена :: Купить! :: Себе или своим

 

Либретто оперы «Дон Кихот»

Картина четвёртая.

Праздничная толпа в саду особняка Дульсинеи. Танцуя, появляется и исчезают группы гостей. На переднем плане, окруженная поклонниками Дупьсинея, безразличная ко всему, что происходит вокруг.

ХУАН (Дульсинее). Итак, фиаско... Я вам не мил. Надежда – прочь.

ДУЛЬСИНЕЯ (с усмешкой). Пустое... Тебя Жанет утешит в эту ночь.

РОДРИГЕС (с галантной грустью).
Дня того, кто вам верен,
Один глоток весны...

ПЕДРО (Дульсинее). Но любви моей; жар безмерен!

ГАРСЙА. Давно ль вы с нами так горды?

ДУЛЬСИНЕЯ.
Не я горца, а вы скучны.
И прежний пыл душой утерян.

В глубине продолжаются танцы.

(О печалью, ни к кому не обращаясь.)
Краток желанья сладкий час.
И словно сны мерцают в нас

Юные грозы весны, грёзы и сны...
Отсвет любви, эхо счастья...
Память о тех, кто пел для нас.

Краток любви пьянящий час,
Сердце, устав, молчит.
Онемели уста. И смокли песни тех,
Кто пел, кто пел для нас.

Танцующие пары в глубине исчезают. Возле Дульсинеи – Родригес и Хуан, ревниво наблюдающие друг за другом;

ДУЛЬСИНЕЯ;
Ах, синьоры,
Здесь любовью
любой побеждён.
Но, друзья!
Вы поверьте, что каждый влюбленный,
Хоть и мил,
но немного смешон.
Право, жаль,
но, увы, заснул Купидон.
Право, жаль,
но весны аромат
исчезает как сон.
И влечет не свиданье,
А час ожиданья.
И важен лишь он.
РОДРИГЕС.
(В сторону).
Нет, плутовка.
Я рассудка ещё не лишён – Речь твоя – лишь уловка.
(Жест в сторону Хуана).
А соперник мой – он!
А соперник, соперник мой – он
Соперник мой – он!
Соперник мой – он!
Соперник мой – он!
Ах, плутовка.
Кавалеров толпа –
и любой опьянен, пленен!
Но я вижу прекрасно
Мне ясно давно,
Что соперник мой он!! Он!! Он!
ХУАН:
(В сторону).
Нет, плутовка.
Я рассудка
ещё не лишён –
Речь твоя – лишь уловка.
(Жест в сторону Родригеса.).
А соперник мой – он!
А соперник,
соперник мой – он!
Только он!
Ах, плутовка!
Я же вижу прекрасно,
Мне ясно давно,
Что соперник мой – он! Он! Он!

Толпа восторженных гостей окружают Дульсинею.

ДУЛЬСИНЕЯ (с печальной упыбкой).
Ах, как вы переменчивы, сердца желанья.
Вчера я жила обожаньем...
(Поклонникам.) Ныне к признаньям я глуха и слепа,
Словно грезит не мною влюбленных толпа.

ХУАН. О, капризы!

РОДРИГЕС. Всех отринуть!

ПЕДРО и ГАРСИА. Всех!

ДУЛЬСИНЕЯ.
Дар казаться влюблённой
У красавиц в крови.
(Задумчиво) Но душой обновлённой;
Я хочу испытать... порыв настоящей любви.
Той любви, что чиста, высока и прекрасна.

ГОСТИ (окружив Дупьсинею).
Прочь, печальные песни.
Да, царит надо всеми любовь!
Одна любовь!
Царит! Одна! Любовь!
Любовь! Одна! Любовь!

ДУЛЬСИНЕЯ (словно спросив с себя оцепенение).
Любовь! Любовь! (Ей подают гитару.)
Вечность – прочь! Славлю краткий час!
Воспоём мгновенье страсти.
Горечь сомнений старят нас.
Создан подлунный мир для счастья!
Любовь! Любовь!

Жажда счастья – вот сон и явь!
Наслаждайся вином желанья!
Гибни, владей! Падай, взлетай!
Вечность отвергни – мгновенье восславь!
Любовь! Любовь!

Прикосновенья миг случайный,
Взгляд манящий, пламя в крови...
Сладкий зов пьянящей любви –
Вот сад Эдема, полный тайны!

ГОСТИ. Любовь!

Восторженные аплодисменты. Слуги поднимают драпировки окон и дверей, через которые видны стопы, накрытые для ужина. Разносят вино.

Утро торопится ночи вослед...
Встретим зари восход полными кубками.
Лейся вино и смех!
Хватит любви для всех!
Места печалям в сердце нет!
Полными кубками встретим рассвет...

ПЕДРО, ГАРСИА, РОДРИГЕС, ХУАН.
Полными кубками встретим рассвет...
Полными кубками
встретим рассвет...

ДУЛЬСИНЕЯ. Кубку – верю, вечности – нет!

ГОСТИ. Вечности – нет! Вечности – нет!

Гости направляются к трапезе. Сад пустеет, спускаются драпировки окон и дверей. Появляется Санчо. Два лакея несут к ужину подносы с бокалами.

САНЧО (к лакеям, торжественно).
Прошу вас допоить о Дон Кихоте, смело укротившем всю разбойничью ватагу.
При том, на только укротившим всю ватагу, но вернувшим их ко брагу!

1-й ЛАКЕЙ (иронично).
Ватага... вернулась... ко благу...
(Санчо.) Ты чей, бедняга?

САНЧО. Его.

2-й ЛАКЕЙ.
Ты веришь, что кто-то
Здесь помнит Дон Кихота

САНЧО. Да!

Входит Дон Кихот. В ожидании встречи с Дульсинеей он поэтически приподнят; мечтательно-торжественен.

1-й ЛАКЕЙ. Герой отсутствовал, около двух недель?

2-й ЛАКЕЙ. А выглядит так, словно не ел два года.

Лакей уходят.

САНЧО (вдогонку, гневно). . Когда великий рыцарь изволит мечтать, только я, слышите, только я имею право улыбнуться.

Появляется Дон Кихот.

ДОН КИХОТ. Обет исполнен мною.

САНЧО (с жестом вслед ушедшим лакеям).
И благодарный мир готовит нам обед...

ДОН КИХОТ Бессмертье смотрит нам вослед...

САНЧО.
Признали, стало быть, что нас, героев, двое.

ДОН КИХОТ. И вечности фанфары восславят час побед.

САНЧО.
Другой давным-давно награды бы просил. Я – нет.
Но рано иди поздно, взойдет моя звезда.

ДОН КИХОТ Что в ответ мне сказать?

САНЧО. Или "нет" или "да".

ДОН КИХОТ.
Забудь о ней навеки.
Навеки, навсегда!
И она нейдем себя сама.

САНЧО. Ну, да!

ДОН КИХОТ. Навек забудь про остров...

САНЧО. ... про остров.

ДОН КИХОТ. ...и о дворце, где Санчо губернатор.

САНЧО. ...о дворце...

ДОН КИХОТ. И, смотри... в тот же миг шлёт судьба гонца с наградой!

САНЧО (радостно).
Желанного гонца.
С известьем из дворца.

ДОН КИХОТ (с широким жестом). Владей! Дворец и остров!

САНЧО (зачарованно смотрит туда, куда указывает Дон Кихот).
Да!.. Это мой дворец!
... Я в губернаторском камзоле,
Знатен и богат, всем доволен.
Четыре раза в день обед.
Всеобщее застолье – в стране голодных нет.

ДОН КИХОТ. Столь благородный план оспорить я не смею.

САНЧО. Где? Он! Тот! Рай?!

ДОН КИХОТ.
Но прежде я женюсь на Дульсинее.
(Мечтательно.) Я умчу её в лазурный край,
В страну рассвета, где вечный май...
Где мерцают звёзды, в дали небесной тая.

САНЧО. И где ж он, этот рай?

ДОН КИХОТ. Лишь я дорогу знаю... Один.

САНЧО (с гордостью, восхищением). Лишь он... дорогу знает.

ДОН КИХОТ. САНЧО.
Страна добра и правды,
Мечты лазурный край...
Путь к ней известен тем,
Кто верит в этот рай.
Верит в этот рай...

Рассветает. Слуги приподнимают драпировки окон и дверей, за которыми пируют гости Дульсинеи.

ГОСТИ. Утро торопим ночи вослед.

ДОН КИХОТ. Вот... она... Дульсинея... Сколько в ней огня!

ГОСТИ. Полными кубками встретим души рассвет.

ДОН КИХОТ Близок миг... Скоро взгляд тех очей... упадёт на меня...

Дульсинея замечает Дон Кихота, тотчас подходит к нему, внимательно его оглядывает. Все оживлены.

ДУЛЬСИНЕЯ.
Ах... Вы здесь, рыцарь мой.
Но... где следы сражений
(С улыбкой). Где раны, где увечья;

ДОН КИХОТ (просто). Их нет.

Всеобщий смех.

ДУЛЬСИНЕЯ (с иронической усмешкой). Герой!.. Поэт...

ГОСТИ (издеваясь).
Балладу явит нам герой, поет.
Великий подвиг будет им воспет!
Он вёл неравный ой, поет, герой...
Поэт, герой... И меч разил, и кровь текла рекой.
Порадуй нас, герой.
Отдайся, отдайся вдохновенью

САНЧО. Отдайтесь, мой синьор... развейте их сомненья.

ГОСТИ. Задета ваша честь, герой, поэт.

САНЧО (с нетерпеньем. Дон Кихоту). Синьор!

ГОСТИ.
Бравада есть, баллады нет и нет!
Раскроете ваш сюжет. Где подвиг?

САНЧО. О, небо!

ГОСТИ. Где подвиг? Он был иль не был.

РОДРИГЕС. Друзья, а был ли подвиг?

ДУЛЬСИНЕЯ. А что с колье? Вы мне давали слово...

ДОН КИХОТ; Колье; да. Прими, богиня. (Протягивает колье). Вот оно.

ДУЛЬСИНЕЯ. (живо). Мое колье?!

ГОСТИ (в изумлении). Как?!

ДУЛЬСИНЕЯ (искренне) Мой друг, для вас навек открыто сердце.

Бросается к Дон Кихоту и с благодарностью обнимает его.

ГОСТИ (в сторону).
Каков?! Всех обыграл, Фея в долгу.
Надо платить. Никуда ей не деться.

ДУЛЬСИНЕЙ.
В моей памяти нет
Вас достойной строфы.
Но отныне лишь вы –
Мой герой, мой поэт.

ГОСТИ. Виват! Лишь он! А мь? Мы – нет!

ДОН КИХОТ (Дульсинее, опустившись на колено).
О, нежный мой ангел,
Святой союз наших сердец решён судьбой.

Наша ладья помнит по волнам океана...
К неведомой земле, скрытой дымкой тумана.
К земле, где счастья вечный храм.
Где отрада любви сердца согреет нам...

(Пылко). Навеки... Вы и я!
Наполнен парус ветром...
Лети вперёд, ладья... К мечте!
Вот рука и сердце. Владейте!

ДУЛЬСИНЕЯ (поражена).
Женою стать?.. Мне!
Женою стать??.. Мне!!

Венчальный храм,.. святой обряд... (Смеясь).
Над нами реют две венца.

ГОСТИ (насмешливо).

БАСЫ.

Святой обряд.

Святой обряд.

Ха-ха!

Святой...

Оле!

Виват!

РОДРИГЕС, ХУАН
И ЕНОРА.

Венчальный храм...

И два венца.

Ха-ха!

Обряд.

Оле!

Виват!

ПЕДРО,
ГАРСИА
И СОПРАНО


Ха-ха!

Обряд.

Оле!

Виват!

 ДУЛЬСИНЕЯ (То ли смеясь, до пи плача).
Прощай веселье, дом, друзья?!
(Дон Кихоту.) Друг мой... Не скрыться от себя.
Я слишком беззаботна для судьбы такой,
Слишком легкокрыла.
Я обожаю вас. Вы для меня герой...
Но право... смех друзей, влюбленных пылкий рой...
Не быть одной – вот мой порок и сила,
Надежда и защита.

(Смеясь.) Венец?! О, нет! Не для меня, не для меня...
Увы, мой рыцарь, нет!

ДОН КИХОТ. Вот и сердце разбито.

Тяжело опускается на скамью. Дульсинея делает знак гостям, отсылая их прочь.

Приговор прозвучал, и гаснет солнца свет.

ДУЛЬСИНЕЯ (сердечно).
Я иною быть не умею.
Нет любви в душе Дульсинеи.

Пускай пьянит всех нас волшебных грёз вино,
Но сновиденьям явью стать... не дано, не дано,
Поверить сладким снам нам было бы легко,
Но сердцу стало бы потом ещё больнее.
Да... ещё больней.
Лукавить я умею, Но вам солгать!

ДОН КИХОТ (растроганный). Дульсинея, Дульсинея!

ДУЛЬСИНЕЯ. (печально улыбаясь).
Путь мной выбран однажды:
Утешая, любить.
Счастье дав, тем, кто жаждет.
Сладким сном опьянить...
Опьянять и забыть...

Вас жестоко обманула Дульсинея.
Но верю. что рыцарь мой сумеет,
Всё забыть, и понять, и простить,
И понять, и простить.
Отринуть всё... и простить...

ДОИ КИХОТ (с бесконечной добротой).
Священная минута прощенья и прощанья.
С болью в сердце я выслушал ваше признанье.
Вы доверялись мне, мечту Дон Кихота надежды лишая.
За правды вашей наготу, за высоту души...
Я вас благословляю.

ДУЛЬСИНЕЯ, ДОИ КИХОТ.
Сердца дар – вновь любить.
Дар ума – вновь понять.
Дар душа – всё постичь.
Всё простить, всё объять.
Звёзды спят, и мечты мертвы.
Сны, надежды – мертвы.
Но навсегда в душе есть вы.

Дульсинея склоняется к Дон Кихоту и целует его нежно в лоб. Возвращаются гости.

ГОСТИ (со злобой).
Мой бог, такой сюрприз!
Какой сюрприз! Какой сюрприз!
Вы и он. Вот новелла.

РЩРИРЕС.
Я терпелив, но до предела.
С кем флиртует она? Да с банальным шутом.

ДУЛЬСИНЕЯ.
В нём... в нём есть божий дар души...
В нём лишь, в одном.

ХУАН. Ах! Ах! Ах! Вот какой похвалы безумец удостоен.

ДУЛЬСИНЕЯ.
Да... безумец. Может быть.
Но безумец святей он.

Дульсинея тихо уходит.

ГОСТИ (со злостью и презрением).
Браво, рыцарь . Браво! Браво!
Святой!
Вдохновенный глупец! Благородный паяц
Благонравный фигляр.
Святой!
Слабоумный старик! Шут убогий!
Гений вздора
Ослеплённый любовью мечтатель.

Санчо пытается увести Дон Кихота, но тщетно, Дон Кихот слышим всё и готов разрыдаться.

САНЧО (устрашающими жестами останавливая толпу).
Да! Мой великий синьор Дон Кихот из Ламанча
Беззащитной мечтой о любви одержим.
Но послушайте Санчо, – вы ничто перед ним!

Ваш гнев, и спесь, и смех глупца в нём обличает.
А свет его очей добротой отвечает.
Вступая с вами в бой, он бой ведет за вас.
Чтоб в сердцах зов добра никогда не погас,
Мятежный Дон Кихот начинает сраженье...
Вы ж- шутники, жалкий сброд, тени –
Способны лишь на злобный смех.
А он ведёт бой, бой за всех!

Вы и он!
Он видит свет,
а ради души слепы,
Он доверчив, а вас мертвит безверья гнёт.
Весь мир мечтой согрет,
Пока, грозя мечом,
Рвется в бой Дон Кихот.

Конец четвёртой картины.

Либретто оперы «Дон Кихот», картины: 1 | 2 | 3 | 4 | 5

Источник: Юрий Димитрин. "ЛИБРЕТТО ВО СНЕ И НАЯВУ".

Билеты на "Дон Кихот"; :: Основная сцена :: Новая сцена :: Купить! :: Себе или своим
  Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru  
Copyright © 2006 – 2014 ЧА «Дон Кихот»